Алексей Леонов, консультант

Летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза

В день своего рождения, 10 января 1966 года, Сергей Павлович пригласил к себе домой главных ребят - руководителей и генеральных конструкторов разных ведомств, в том числе, из министерства авиационной промышленности, радио, электронной. Они, между прочим, не подчиненные ему, сотрудничали с Королевым просто за идею, его дух сплотил вокруг себя всех этих больших людей.

Было очень весело, говорили тосты, шутили очень много. Где-то с краешку сидели Юра Гагарин и я: из всех космонавтов у Королева было отцовское отношение только к нам двоим, и никогда никого больше Сергей Павлович не приглашал к себе домой. Даже Костю Феоктистова, с которым работал.

Гагарина Королев называл Юрий Алексеевич, а меня - Алеша. Не Леша, а Алеша. У меня, кстати, есть один очень интересный автограф Сергея Павловича, подписанный 27 декабря 65-го года. В тот день отмечали новогодний праздник. Сергей Павлович - веселый, галстук приспущен, рубашка расстегнута, его приглашали танцевать. Обычно он не давал автографы, да и я этого никогда не делал, а здесь меня что-то дернуло - подошел к нему: «Сергей Павлович, пожалуйста...» И он написал: «Дорогому Алешеньке! Пусть Млечный Путь не будет пределом, а солнечный ветер будет попутным. С. П. Королев».

Ну, а тогда, под конец дня рождения, мы с Юрой Гагариным, как и остальные гости, в 12 часов тоже собрались уходить домой, а он говорит: «А вы останьтесь». Нам на краю стола накрыли на троих: тарелки, закуска, бутылка армянского коньяка «три звездочки» - и он начал рассказывать про свою жизнь.
За двое суток до своей трагической смерти.

Сергей Павлович вспоминал, как приехал в Германию в 45-м: всего лишь 10 минут разделило его от встречи с фон Брауном, чей кофе, еще горячий, дымился на столе - американская разведка забрала немецкого конструктора ракет с собой буквально перед самым приходом наших войск. Потом Королев проводил испытания Р-1 - знаменитой Фау, изобретенной Брауном - и отказался от дальнейшей разработки этой конструкции ракеты.

Затем он рассказал - ярко так, - как его арестовывали, как издевались, пытали, как буквально за 20 секунд совершили суд и приговорили к 10 годам каторги, как оказался в Магадане, как по прибытии в лагерь водитель отобрал у него хорошую одежду, крепкие сапоги. Как этапные люди не пускали вновь прибывшего ночевать к себе - гнали от одного барака в другой. Как, шатаясь от усталости, из последних сил передвигаясь на сорокапятиградусном морозе по заснеженной дорожке между бараками, он вдруг нашел прямо на тропе, среди полутораметровых сугробов, буханку горячего хлеба, и она спасла его, голодного, ничего не евшего до этого двое суток! Как однажды его вдруг освободили и отправили в Москву, а он опоздал на последний пароход, который затем затонул вместе со всеми, кто был на борту.

Он вспоминал, как уходил из лагеря, и ему в дорогу сбросились - кто фуфайку, кто штаны, кто сапоги приличные кирзовые. Как солнце светило в глаза, потому что шел на восток. Как оглянулся назад, а там - ворота, колючая проволока, и стоят, держась за нее, друзья и машут на прощанье. Вспоминал, как, опоздав на пароход, год работал в Находке то сапожником, то пекарем - чего только ни делал, чтобы выжить. Как его затем высадили из поезда по дороге из Находки в Хабаровск, думали, не доедет - умрет по дороге. Цинга, зубы кровоточили, язык не ворочался, глаза почти не открывались...

Но нашелся старичок - взял Королева к себе домой, затем отвез в сопки и там выходил - буквально через неделю поставил на ноги настоями и травами, сибирской черемшой, которую втирал Сергею Павловичу в воспаленные десны. И Королев добрался до Москвы. ...А дальше уже была шарага, где он работал. Но это уже другая, чуть более известная история.

А вот про репрессии и лагерь до того, как я рассказал это Юре Каре, никто не знал - это было страшно запрещено, - только Гагарин и я. Но вот Юры Гагарина уже нет, остался один я - свидетель. И Юре Каре я рассказал об этом потому, что у него мне нравится его фильм «Завтра была война». Он как раз о том времени, и Юра необычно совершенно его сделал, заставив людей думать. И мне очень захотелось, чтобы именно Кара снял фильм о страшном периоде в жизни человека, который для нас с Гагариным был больше, чем отцом. Королев был для нас Богом.

Идея создать такой фильм родилась, по сути, в день празднования 99-летия Сергея Павловича. Мы сидели за одним столом с академиком Борисом Чертоком и рассуждали: «Здорово бы было сделать картину к столетию. Ведь кроме «Укрощения огня» ничего больше путного о Королеве не снято». Я тут и говорю: «Есть у меня мысль, с кем поговорить. Я знаю режиссера, который в правильном ключе работает.

Посовещавшись с другими космонавтами, дочерью Сергея Павловича Наташей, еще с рядом людей, знавших Генерального Конструктора, я предложил Каре взяться за этот проект и завершить его к столетию Королева. Мои аргументы были просты: этап жизни Королева, где он еще студент, где начал летать на планерах, стал летчиком-испытателем, конструктором самолета СК-1, и период, когда он сидел в тюрьме, когда его пытали - это все очень зрелищно, хорошо снимается и без тяжелых затрат. Это во-первых.

Во-вторых, нужно, чтобы люди узнали то, что знаю я со слов Сергея Павловича о том, как издевались над ним, над таким человеком. Ведь это гений! Который, несмотря ни на что, ни на кого не озлобился. И даже года за два до смерти вступил в КПСС и потом где-то говорил об этом: «Я долго мыслил, рассуждал и понял, что для дела, которым занимаюсь, я должен быть единомышленником этих людей».

Чем больше мы отдаляемся от Королева, тем меньше остается свидетелей его жизни, тем меньше есть возможностей рассказать правду не только о нем самом, но и о режиме, который уродовал людей его типа. У Сергея Павловича дух был великий, он выдержал, а сколько других судеб поломано?! Ко всему живы еще некоторые из участников тех событий. Они делали и делают все, чтобы информация об этом не появлялась нигде: забудут, да и все. Так вот, мне хотелось, чтобы не забыли. Чтоб люди знали, какими силами и какой ценой у нас все создавалось и делалось.

Юрий Кара мое предложение принял, познакомился с Наташей Королевой, затем встречался с космонавтами, искал деньги на картину. Попутно долго обсуждали, кто должен стать исполнителем роли Сергея Павловича... Наташа хотела, чтобы это был Безруков. Сергей талантливый актер, я его очень люблю, но, пожалуй, юного Королева он бы еще сыграл, а вот зрелого - я не уверен. Потом я звонил аж в Америку к Жене Миронову: «Знаешь, много тебе не заплатят, но это историческая роль». Он обещал подумать, но потом сказал, что у него уже запланированы съемки в многосерийном фильме, и он не может нарушить контракт.

Время шло, съемки, чтобы успеть с картиной к юбилею, давно пора начинать, и Юра сам нашел актера, которого я даже внешне не представляю. Но я Кару благословил: «Ты - специалист. Понимаешь психологию кино и материал в нашем фильме».

Я читал его сценарий, делал замечания и по технической части, и по фактуре, связанной с Королевым: я же хорошо знал Сергея Павловича, его привычки, жесты, манеру говорить. Мои поправки - это были все, конечно, «блохи». На такие неточности из простых зрителей никто бы и внимания не обратил. Но вот специалисты обязательно сразу заметят. А они все в возрасте, и каждый считает, что имеет право дать взбучку любому, кто неправильно напишет про то, какие были пуговицы на плаще у Генерального Конструктора. Чтобы этих досадных мелочей избежать, я проработал сценарий от начала до конца.

Надеюсь, фильм Юрия Кары станет для зрителя таким же нравственным откровением, как и «Завтра была война», чьи герои впервые узнали, что существует такая штука, как презумпция невиновности. Когда-то нашей стране она была чужда. Надеюсь, что Юра Кара эту тему разовьет и дальше. Тонко, не навязывая ничего и никому. Так, чтобы вышел человек из кинотеатра, схватился за голову и произнес: «Что же мы пережили! Как отблагодарила страна такого человека, как Сергей Королев!»

Сейчас ведь приди на ВДНХ, посмотри на домик, в котором жил Сергей Павлович... Да, теперь такие есть в каждой деревне. А ведь то был академик, дважды Герой Социалистического Труда, Генеральный Конструктор, который повернул сознание людей в сторону освоения космоса! Так что по-другому надо было к нему относиться. И должны люди это понимать. Они должны знать, что он за все, что с ним сделали, простил. Ради великой цели.

Экипаж проекта / Экипаж картины

Картаznn ini y3 tb2 sa48 obschestvo deyatelnost obsch deyat bog4 bog11 Карта